Згоден
Продовжуючи перегляд сайту, ви погоджуєтеся з тим, що ознайомилися з оновленою політикою конфіденційності та погоджуєтеся на використання файлів cookie.

ИСТОРИЯ ГОРОДА

История Соборной площади

Соборная площадь появилась в потемкинских «прожектах» Екатеринослава не случайно. Городу – южной столице империи, спроектированному в гигантских масштабах – нужен был подобающий центр. Архитекторы Потемкина спроектировали площадь как центр имперского города, с претенциозными дворцами и грандиозным собором. Жизнь распорядилась иначе. Первые пятьдесят лет площадь была эфемерной, будучи нарисованной только на генеральных планах. В середине XIX века с трудом построили Преображенский собор. Площадь в целом застроилась только через сто лет после «прожектов» Светлейшего князя. Переименованная большевиками в Октябрьскую, нагорная площадь и сейчас является местом, где находятся главные культурные и мемориальные сооружения Днепропетровска. В наши дни активно обсуждается вопрос о реконструкции всей площади и возвращении ей исторического названия – Соборная.

ЗАМЫСЕЛ
О чем поведала старуха Аграфена

Мы практически ничего не знаем о том, что происходил на вершине холма в течение многих столетий, перед тем как Потемкин пригласил сюда своих архитекторов и землемеров.

Вершина огромного холма, расположенного в месте, где Днепр круто поворачивает на Юг, в эпоху Средневековья не была активно освоенной местностью. Есть сведения, что здесь, в районе горного университета и исторического музея, существовали погребения кочевников XIII – XV веков. Возможно, здесь стояли «каменные бабы», естественно, не в таком количестве, как выставленная сейчас под открытым небом музейная коллекция.

Период первоначального освоения территории Соборной – Октябрьской площади, занимающей вершину главного городского холма Днепропетровска, начался позже освоения ближайших к Днепру участков земли и занял длительный отрезок времени. Он растянулся с конца XVIII по середину XIX веков.

Известно, что до основания Екатеринослава территория нынешней Соборной площади, как и всего холма, находилась в подчинении и в собственности жителей слободы Половица, основанной около 1750 г. на землях Кодацкой паланки Войска Запорожского Низового. Планы Екатеринослава раннего периода показывают, что вершина горы (территория будущей Соборной площади) оставалась неосвоенной и пустынной вплоть до второй половины 1780-х гг.

Жизнь теплилась только возле Днепра, в районе нынешнего парка Шевченко. Ранние проектные планы Екатеринослава фиксируют в северо-восточной части холма (ближайшей к Днепру) освоенный участок с зимовником и плодовым садом. Он принадлежал отставному есаулу Войска низового Запорожского Лазарю Остаповичу Глобе. Тому Глобе, который известен как основатель двух городских садов – парков (имени Шевченко и второго, названного в 1992 г. его же именем). Свой зимовник Глоба основал в 1743 г. Имение Глобы состояло из нескольких строений и занимало западную часть современного парка им. Т.Г. Шевченко, от ресторана «Маяк» до смотровой площадки. Плодовый сад Глобы находился на северном склоне холма и доходил до линии фасада современного Дворца культуры и студентов ДНУ (бывший Потемкинский дворец).

Ближайшая к Днепру часть холма во второй половине XVIII в. постепенно осваивалась – на планах нанесены несколько строений зимовника Глобы и дорога, проходившая по линии современных улицы Дзержинского – площади Шевченко – 8 Марта. Дорога эта спускалась вниз к Днепру в районе нынешней Овражной улицы и доходила до участка строений, позднее развившихся в поселок Мандрыковку.

Детальных документальных и археологических данных об освоении пространства Октябрьской площади в запорожский период мы не имеем.

Как часто это бывает, в случае нехватки источников, ими становятся полулегендарные рассказы местных жителей. В 1874 году екатеринославский краевед и этнограф Григорий Залюбовский записал рассказ «старухи Аграфены Понятовской». Она была дочерью запорожского казака и служила в Екатеринославе нянькой при детях, а потом перебралась в местечко Игрень. Старуха колоритно рассказала о том, что было до Екатеринослава: «А тут, де це тепер город (Катеринослав), тут скрізь були болота та очерети непролазні. Звіру тут водилось багато. Було удень звірюка потягне вівцю, то й не зачіпай його. Пасли скот вони усе по горі; як тілько спустисся, кажуть, під гору – оце, де тепер пристань [район Нового моста – М.К.] – тут так і біда, від звіру не відіб’єсся. Сказано, вовка стілько було, що і вовчі чоботи носили, і в вовчих кожухах ходили.

Я сама ще застала город сей (Катеринослав) невеличким: мало було хаток... А на горі, де тепер стоїть Катерина [памятник посредине Соборной площади – М.К.], там трава така була висока, що як їде хто верхом, то коневі по черево. Скрізь тут тоді така трава була. Скрізь сіно косили. Тонконіг та тирса. А то послі уже став бур’ян, а там, як народ став більш селитись, викинувся молочай; а тепер он, бачите, і того нема; позбивали так, що й трави часто не бува зовсім. Де ті й трави подівались, наче й не було їх ніколи”.

Правду сказала старуха Аграфена – за сто лет облик территории изменился до неузнаваемости. Но... Соборной площади это коснулось намного позже остальных городских участков. В начале XIX века, когда приднепровская часть уже была хорошо застроена одно - и двухэтажными кварталами, на вершине горы по-прежнему росла трава (правда, уже не такая высокая) и спокойно пасся скот. Почему?

«Ценные указания» Екатерины и Потемкина

Долгим оказался путь от проектов собора и главной площади Екатеринослава к их реальному воплощению.

22 января 1784 г. Екатерина II издала указ о том, что «Губернскому городу под названием Екатеринослав быть по лутчей удобности на правой стороне реки Днепра у Кайдака». Основанный в 1776 г. город перенесли от места слияния р. Кильчень и р. Самары на правобережную территорию у днепровской излучины. Территория запорожской слободы Половицы и, в первую очередь, днепровский холм у излучины, была избрана для строительства Екатеринослава в новом качестве – центра Екатеринославского наместничества Российской империи.

Официальную санкцию на начало проектировочных работ в отношении всего Екатеринослава и главной площади дала сама императрица Екатерина ІІ. В адресованном Г.А. Потемкину указе от 13 августа 1785 г. говорилось: “Утверждая место назначаемое вами на Днепре для Губернскаго Города Екатеринославскаго Наместничества, соизволяем чтоб вы приказали зделать план строениям того города и оный Нам представили». Все работы по проектированию Екатеринослава на Днепре выполнялись из расчета, что центром города должен стать обширный холм у излучины реки Днепр. На вершине холма должна была располагаться главная площадь с кафедральным собором и административными зданиями.

Потемкин, которому принадлежала идея нового города, сам приглашал архитекторов и сам давал им «ценные указания». Основным таким ценным указанием стало «Начертание города Екатеринослава». Светлейший написал его 6 октября 1786 г. и представил на утверждение императрице. Вместе с «Начертанием» Потемкин подал и проект генерального плана Екатеринослава. Екатерина не отказала своему любимцу и 13 октября 1786 г. утвердила генеральный план.

Что же было написано в «Начертании» и «начертано» в первом генплане? Богатое воображение Потемкина нарисовало ему картину площади из великолепных зданий. Автор «греческого проекта», развернувший движение Российского государства к Югу, к завоеваниям причерноморских территорий, хотел сделать Екатеринослав «Новыми Афинами» на Днепре. Композиция Екатеринослава выстраивалась Потемкиным с учетом греческих ассоциаций, образов Афинского Акрополя – базилик и пропилеев. Центральная часть уподоблялась афинскому Акрополю; венчать ансамбль был призван Преображенский собор, символизировавший преображение края.

«Начертание» содержит впечатляющий перечень главных сооружений Екатеринослава. Университет, суконная и шелковая фабрики. Дальше весь список относится к главной площади: «храм великолепный в подражание Святаго Павла, что вне Рима… Судилище наподобие древних базилик… Лавки полукружием на подобие пропилей иль преддверия Афинскаго с биржею и театром по средине. Палаты Государския, где жить и генерал губернатору во вкусе Греческих и Римских зданий имея посредине великолепную и пространную сень. Архиепископия при соборной церкви Преображения с дикастериею и духовной схолой… в призрение заслуженным престарелым воинам дом инвалидной… Дом Губернаторской, вице-губернаторской, дом дворянской и аптека…».

Новый Екатеринослав строился как административный, промышленно-экономический и культурный центр южных территорий России – «южная столица». Поэтому и первая очередь строительства, и главная городская площадь предполагались в повышенных масштабах.

Площадь – главный символ «южной столицы»

Исключительная роль и размах перспективных объемов строительства нагорной соборной площади заложены уже в первом генплане Екатеринослава, утвержденном Екатериной II 13 октября 1786 г. Автором первого генплана был француз, Клод Геруа (Herois), академик Французской академии, которому в 1776 г. дали звание академика российской Академии художеств. Однако Клод Геруа составил свой проект полностью в русле «ценных указаний» князя Потемкина.

Генплан Геруа отвел зону строительства Екатеринослава только на холме в излучине Днепра. Планировка самого города довольно проста, основана на классической регулярной схеме – улицы пересекались под прямыми линиями. Огромная единственная площадь Екатеринослава заняла в генплане Геруа исключительное место. Она запроектирована на пологой вершине холма, и на неё сфокусированы все основные магистрали города. Сама площадь оставалась совершенно свободной – все административные, дворцовые и даже культовые здания располагались по ее сторонам. От площади по осям северо-запад – юго-восток и северо-восток – юго-запад под прямым углом расходились улицы. Площадь имела форму огромного прямоугольника размерами около 235 х 530 м.

Соборная площадь пока не получила такого названия – на плане Геруа она просто “Площадь”. Но главное место в «Начертании» Г.А. Потемкина и в генплане Клода Геруа отводилось, безусловно, Преображенскому собору: «Во-первых, представляется тут храм великолепный в подражание Святаго Павла, что вне Рима посвященный Преображению Господню в знак, что страна сия из степей безплодных преображена попечениями вашими в обильный вертоград, из обиталища зверей в благоприятное пристанище людям из всех стран текущим». Прообразом екатеринославского собора был выбран храм «san Paolo fuori le mura» (св. Павла вне городских стен) в Риме – старейшая сохранившаяся христианская базилика IV в. н.э. Собор Преображения мыслился как символ колонизационных преобразований в Южном крае. Первый проект собора разработал сам Геруа, по нему производились закладка и начальные работы в 1787 – 1789 гг. (подробнее об истории самого собора см. номера нашей газеты от 16, 23 февраля, 2, 9 марта 2005 г.).

Комплекс религиозного центра на главной площади предполагался Потемкиным из трех частей – центральной части – «Церковь соборная Преображения Господня» и еще двух сооружений («Архиепископия с дикастериею» и «Семинария»), соединенных с собором переходами.

Потемкин и Геруа задумывали площадь как главный символ «южной столицы». Она должна была впечатлять современников и масштабом и совмещением многих городских функций. По плану Геруа, площадь – это главный и пока единственный, градостроительный узел Екатеринослава. На первый план вышли представительские функции площади – здесь должны были находиться центральные административные и общественные сооружения южной столицы России. Религиозный и сакральный характер площади проявлялся не только в том, что тут планировалось возвести Преображенский кафедральный собор. Здесь были запроектированы и дом архиепископа, и государственные «установления», призванные символизировать мощь и нерушимость устоев имперского государства. Это судебные органы, дворец генерал-губернатора, дома губернатора, вице-губернатора и дом дворянства. Площадь планировалось сделать культурно-общественным центром – здесь по проекту располагались театр, семинария, инвалидный дом, аптека. И даже торговые функции закрепили за нагорной площадью – тут обозначены гостиный двор (лавки) и биржа.

Соборная площадь по плану Геруа – абсолютная градостроительная доминанта Екатеринослава. Слишком большой масштаб и слишком много функций – таково резюме концепции площади в плане Геруа. Детище французского архитектора довольно скоро отклонили – требовались огромные средства. Кстати, о дальнейшей судьбе самого Клода Геруа ничего не известно. Вероятно, его дальнейшая карьера в России не сложилась.

Проекты – проектами, а когда же началось строительство на месте, отведенном для площади? 9 мая 1787 г. Екатерина II заложила Преображенский собор. Но первым строением на территории Соборной – Октябрьской площади стал не собор, а… маленькая и внешне неказистая «Екатерининская миля». Такие «мили» сооружали перед знаменитым южным путешествием императрицы Екатерины II от Екатеринослава до Севастополя. Приказ (ордер) на их сооружение выдал все-тот же князь Потемкин 8 (19) сентября 1784 г.: «Расстояние пути означить милями и верстами... каменными, ставя первые по десятки [через каждые десять верст], другие же на каждой версте. Я пришлю тех и других рисунок». Архитектор дорожных знаков неизвестен. «Миля» представляет из себя четырехгранный известняковый обелиск в форме пирамиды на прямоугольном постаменте. Соорудили «милю» перед самым путешествием в 1786 – не позднее апреля 1787 года. Екатеринославская миля – самая первая «миля». Она была специально поставлена возле места будущей закладки Преображенского собора.

В ожидании императрицы «выкопана была большая яма…»

Территорию Соборной площади начали активно осваивать только в 1786 – 1787 гг. Перед прибытием в эту местность кортежа Екатерины II провели подготовительные работы. Сперва устроили место закладки кафедрального собора. Свидетели описывают его как род пещеры с каменным постаментом для медной вызолоченной доски. «Там, где должен быть престол в соборе, выкопана была большая яма, наподобие «склепу» или пещеры, глубины почти сажень, ширины более двух саженей; для спуска в склеп сделаны были сходцы, устланные, как и весь склеп, коврами».

Неподалеку от места будущей закладки храма соорудили временный комплекс для торжественной встречи и отдыха императрицы. Работами этими руководил Михаил Фалеев – доверенное лицо и распорядитель многих мероприятий Г.А. Потемкина. Комплекс представлял собой ряд павильонов и походную церковь. По сведениям Д.И. Яворницкого: «Михаил Леонтьевич Фалеев […] заранее соорудил возле будущего собора легкие, но очень изящные павильоны, в которых предполагалось угостить роскошным обедом императрицу и всю ее блестящую свиту. Отдельно от устроенных павильонов поставлена была императорская палатка с походною военною церковью”. Информация о строительстве Фалеевского комплекса является полулегендарной, судьба его не известна, конкретное место и следы его расположения до сих пор не обнаружены. Только археологические раскопки могут раскрыть эту и другие маленькие тайны площади.

Первые камни в фундамент. 9 мая 1787 г.

Первое исторически зафиксированное событие на территории Соборной площади – торжественная закладка Преображенского кафедрального собора. Собор был заложен около 10 часов утра 9 (22) мая 1787 г. в торжественной обстановке. Присутствовала верхушка российской элиты и иностранные дипломаты, сопровождавшие Екатерину ІІ. Первые три камня заложили Екатерина ІІ, император «Священной Римской империи германской нации» Иосиф II и екатеринославский наместник Г.А. Потемкин. В основании алтаря будущего храма была положена медная вызолоченная закладная доска. Кстати, она была найдена при новой закладке храма в 1830 г. и положена уже в новый фундамент. После церемонии провели церковную службу в полковой походной церкви в императорской палатке. Французский посол граф Сегюр писал об этом торжестве: «9 мая – в царском шатре отслужили молебен, и государи, в присутствии архиепископа, совершили закладку собора нового города в чрезвычайно красивой местности». На месте тогда обозначили только контуры будущего фундамента собора. Запорожский казак Никита Корж заметил, что «на скорый и внезапный случай не успели вырыть фундамента, а рыли рвы уже после проезда царицы».

Никаких постоянных сооружений для церемонии в ареале современной площади не предполагалось, и они не были построены. Место закладки собора и города в 1787 г. находится на Октябрьской площади между северо-восточным фасадом и воротами ограды Преображенского собора. Сейчас это место ничем не отмечено.

Новые проекты «Cветлейшего»

Когда в 1788 г. началась кровопролитная русско-турецкая война, Потемкин стал понимать, что ему придется отказаться от непомерно масштабных проектов Екатеринослава. Князь пригласил из Петербурга своего любимого зодчего Ивана Старова. Крупнейший мастер русского классицизма, Старов создал свой генеральный план Екатеринослава, известный в двух вариантах (1790 и 1792). Именно этот план города стал основой дальнейшего строительства.

Новый архитектор запланировал на главной возвышенности композицию из трех площадей, вокруг трех планировочных центров – Преображенского кафедрального собора, Потемкинского дворца и гигантского здания гостиного двора. Городская соборная площадь Екатеринослава обозначена на планах Ивана Старова как «Главная площадь». Это главный узел композиции Екатеринослава, центр общественной и культурной жизни города. Размеры площади у Старова очень велики – около 150 х 280 саженей (ок. 320 х 600 м).

На главной площади у Старова должны были располагаться все те же главные сооружения, что и в первом плане Клода Геруа. Это собор, наместническое правление, гостиный двор, дом архиепископа, консистория, дома губернатора и вице-губернатора, аптека, почтовый двор и другие «казенные домы».

Главная площадь Старова помещена в центре пересечения главных планировочных осей Екатеринослава. На планах Старова от Главной площади к юго-западу отходит широкий проспект-бульвар – «Гульбище Средней улицы». Это линия современной улицы Писаржевского, которая сейчас не доходит до площади – в ХХ в. ей перекрыли путь корпуса горного университета. А главной нагорной магистралью со временем стала Лагерная улица – проспект Гагарина, всего на квартал южнее улицы Писаржевского.

Еще одна идея Старова, сумевшая реализоваться. К северо-западу от вершины горы, от запроектированного гостиного двора, отходила параллельно Днепру вторая по значению магистраль Екатеринослава. Это Екатерининский проспект – современный проспект Карла Маркса. Гостиный двор построить не сумели. Ну а проспект сейчас не вторая, а первая магистраль города, соединяющая вершину горы и приднепровскую часть.

Сохранились скупые сведения, что Старов составил не только план города и проект Потемкинского дворца, но и проект собора, и чертежи зданий на площади. Ни один из проектов Старова касательно Главной (соборной) площади Екатеринослава осуществлен в натуре не был. Документы эти до сих пор обнаружить не удалось. Еще одна загадка?

Начало площади. Слова и дела.

Екатерина II уехала на Юг “обозревать” Херсон и Крым, а в Екатеринославе дела шли не очень гладко. 5 июля 1787 г. образовалась «Экспедиция для строения губернского города Екатеринослава», и началось строительство города по заготовленным сметам. На горе успели только начать строить Преображенский собор по первому проекту Клода Геруа. Строительство длилось только два года, с 1787 по 1789 гг. Дело ограничилось устройством фундамента собора – вырыли глубокие рвы, положили крупный и мелкий дикий камень с известковой заливкой. А дальше?

Дальше начали выводить стены здания. Средств хватило только на 2 сажени – это чуть больше 4-х метров. Историк Екатеринослава архиепископ Гавриил (Розанов) утверждал, что стоимость даже этого строительства обошлась казне в 71102 рубля. В 1789 г. все строительные работы на главной площади заморозили из-за проблем с финансированием. Причиной прекращения строительства города на горе и, прежде всего, ансамбля главной площади с собором стала русско-турецкая война 1787 – 1791 гг. Потемкин все время находился на Юге, и поэтому Екатеринославу не уделялось должного внимания.

На кромке холма удалось возвести только Потемкинский дворец – резиденцию генерал-губернатора Новороссии (проект Ивана Старова), парк в «аглинском» стиле (работа садового мастера Вильяма Гулда) и несколько деревянных домов для екатеринославского наместника Коховского и других высших чиновников.

«Начертанная» грандиозная площадь так и не появилась. Вершина холма так и осталась неосвоенной. В октябре 1791 г. внезапно умер Потемкин. Екатерина приказала проверить состояние дел в наместничестве и, в первую очередь, в Екатеринославе. Наместник Коховский 30 января 1792 г. подал доклад Екатерине II, где нарисовал картину того, что успели сделать. Картина, прямо скажем, не радужная. Коховский писал: «...подношу при сем копию плана г. Екатеринослава. Каким образом он выстроится предполагается: также планы оконченным и начатым строениям... Приемлю дерзновение... донести, что церковь, которая начата была строиться по сделанному плану архитектором Геруа, и которой фундамент выведен уже был в 1788 г. приказал покойный генерал-фельдмаршал строением оставить, и выписать из Санкт-Петербурга архитектора надворного Советника Старова, поручил ему сделать новый план и городу и церкви. План города был мне отдан которой и препровожден от меня в наместническое правление. По сему розбиты ныне кварталы, означены места где быть каким строениям, и роздаются под построение домов частным людям. Плана же церкви я не получал, и не известно, был ли оный апробован [т.е. утвержден – М.К.]. План дому наместнического правления хотя и отдан мне, но строить оный предполагалось по окончанию войны». И все… Ни собора, ни площади. Здесь зафиксирована реальная ситуация со строительством в нагорной части Екатеринослава.

23 февраля 1792 г. Екатерина уведомила наместника Коховского, что ««планы города Екатеринослава и разных в оном строений» утвердила с резолюцией: «Быть по сему – Екатерина». А средства? Средства для сооружения новых зданий не были ассигнованы – императрица потребовала подробный отчет о расходовании ранее выделенных сумм.

Своеобразным курьезом выглядит история с попыткой устроить водоснабжение нагорного участка. Потемкина сильно задевало то, что гора, выбранная им для строительства Екатеринослава, оказалась безводной. При жизни Светлейшего ему предлагали разные проекты, как устроить водовод на главную площадь. На вершине холма таки начали строить обширный водоразборный бассейн. На плане Екатеринослава 1792 г. он обозначен как «Колодец» с подписью «вынуто земли глубиною двадцать семь сажен»). Немало – 58 метров. Однако эти работы не завершили. А котлован от бассейна сохранялся почти всю первую половину XIX века, пугая жителей Екатеринослава.

На этом данные о начале строительства главной площади начала 1790-х гг. обрываются.

«Гладко было на бумаге…». Вместо площади – «пространное пустое поле»

С конца 1780-х гг. до 1830 г. строительные работы на проектном участке главной городской площади на холме не велись вообще. А как же утвержденные генеральные планы? Реальная жизнь города переместилась в низинную приднепровскую часть. В первой половине XIX в. даже среди архитекторов «не было согласья» в том, что делать с планами строительства центра города в нагорной части. Генеральный план 1806 г. отказался от этой идеи, и переместил центр туда, где сейчас находятся здания облсовета и облгосадминистрации в начале проспекта Кирова. Генеральный план Вильяма Гесте 1817 г. вернулся к идее разместить большую площадь на холме. Но тогда все не могли решить другой вопрос – где построить кафедральный собор. Поэтому вопрос о значении площади не был решен до конца. И только в 1834 г. Николай I утвердил новый план нагорной части, где четко указаны и главная площадь, и собор, и по краям площади – «кварталы для присутственных мест» и «кварталы для богоугодных заведений».

Пока же три десятилетия шли дискуссии, вершина горы не осваивалась совсем. Эту ситуацию прекрасно иллюстрируют ранние планы Екатеринослава. Например, план 1820-х гг. Показана абсолютно пустая вершина холма. Крестиком обозначено место закладки Преображенского собора.

Писатель Ф.Ф. Вигель, посетивший Екатеринослав в 1820-х гг., в своих «Записках» отметил: «На вершине горы под именем площади находится пространное пустое поле; с трудом мог я разглядеть на нем нечто выходящее из земли: то были выведенные 3 или 4 фута кирпичных стен собора… В расстоянии четверти версты оттуда находился Потемкинский дворец».

Екатеринославский старожил (фамилия неизвестна) в 1887 году вспоминал о том, что было 60 лет назад, то есть в самом начале XIX века. Есть строчки и о Соборной площади, которую жители часто называли Ярмарочной: “Ярмарочная площадь представляла сплошную голую степь. Ни одного домика, даже собора и богоугодного заведения, на ней тогда не было…».

Новый старый собор. 1830 – 1835 гг.

Александр I, занявший престол в 1801 г., объявил, что будет править по законам своей бабки, Екатерины II. С этого времени строительство Екатеринослава понемногу начало оживать. Но гора по-прежнему оставалась пустынной.

А как же быть с главным собором? От этой идеи не отказались. Но несколько первых десятилетий XIX в. продолжался затяжной спор о том, где же строить главный храм. И только новый император Николай I в 1829 г. издал указ, где приказал строить новый храм на том месте, где его заложила бабушка императора, Екатерина II.

В 1830 г. был вторично заложен Преображенский кафедральный собор. Автором проекта был знаменитый российский зодчий академик архитектуры Андриан Захаров (1761 – 1811). В 1835 г. Преображенский собор был освящен. Здание собора получилось не грандиозное, а скорее даже небольшое, однокупольное, с колокольней, увенчанной шпилем. Захаров спроектировал шпиль наподобие своего главного творения – петербургского Адмиралтейства. Преображенский собор, увенчавший гору, сразу стал доминантой Екатеринослава. Он прекрасно просматривался с многих удаленных точек, на много верст вокруг.

Вот так, спустя пятьдесят лет после первой закладки Преображенского собора, снова возвратились к идее главной городской площади Екатеринослава на открытом холме. Со строительством Преображенского собора началось реальное формирование ансамбля Соборной площади как духовного, культурного и историко-мемориального центра Екатеринослава.

Откуда появилось название площади «Соборная»? Удалось выяснить, что оно «начертано» на генеральном плане Екатеринослава 1834 г. План утвердил к построению лично император Николай I. Интересно, что на плане написано двойное название «Преображенская или Соборная», что само по себе довольно нетипично. Со временем название «Соборная» вытеснило «конкурентов» и закрепилось среди горожан. До момента, когда в городе установилась Советская власть…

Ненапрасные усилия. Как екатеринославцы поднимали колокол на собор

В середине века девятнадцатого Екатеринослав сумел взобраться «на гору» не только благодаря императорским «начертаниям», а отчасти благодаря внутренней уверенности горожан, что все это правильно и нужно. Сейчас трудно разобраться, чего больше было в этой уверенности – эмоций или расчета. Есть два убедительных примера роли «внутреннего фактора», т.е. усилий самих екатеринославцев в стремлении реализовать заложенную концепцию и композицию города. Первый – это уже упоминавшаяся сумма, которую горожане дали на достройку собора. Второй пример также связан с собором, и, кажется, он еще красноречивее.

Измаил Срезневский – известный ученый, историк, филолог и этнограф, побывал в Екатеринославе как раз в начале тридцатых годов XIX века. Он собирал исторические сведения, но оставил ценные свидетельства того, что видел сам. В одном из писем матери Срезневский нарисовал яркую картину подъема колокола на колокольню нового Преображенского собора в 1832 г.: «… Когда привезен был колокол на барке, искали подрядчика, который бы перевез его на гору к собору. Никто не согласился менее пятисот рублей взять за такой подряд: такова гора! Тогда народ, поставивши колокол на полозья, торжественным шествием повез сам своими руками этот колокол, духовенство и чиновники сопровождали пятитысячную процессию. Даже дети и старухи хватались за стосаженную веревку, будто помогая своим отцам и сыновьям. В полчаса колокол был уже на горе. В две минуты его втащили на верх колокольни».

Такова оказалась гора! Строительство Преображенского собора действительно стало символическим актом покорения пространства и положило начало планомерной застройке главного екатеринославского холма.

Как построить главную площадь? Царь Николай, вода и деньги

В середине девятнадцатого века екатеринославцев волновали те же проблемы, что и в конце века девятнадцатого. Вроде бы построен и освящен Преображенский собор. «Великое начало» застройке нагорного пространства наконец-то положено. Но… Процесс проходил очень и очень медленно. И деньги были, и предприимчивые подрядчики в империи не перевелись, однако водоснабжение «горы» наладить было крайне сложно.

Как мыслили и вели себя при этом чиновники? Характерный пример – резолюция Николая I от 10 августа 1829 г. на докладе обер-прокурора (главы) Святейшего Синода. Этот росчерк пера определил, по сути, судьбу и место строительства кафедрального собора Екатеринослава. Император написал: «Я считаю лучшим местом то, на коем была закладка покойной Императрицы. Собор не есть здание ежедневнаго посещения, потому временное отдаление его от жилой части города не есть препятствие. По плану предполагаются вокруг Собора присутственныя места, стало нет и затруднения для сего назначения от отдаления от воды». Вряд ли царя можно подозревать в сознательном умышленном игнорировании проблемы водоснабжения важного губернского центра. Вероятно, произошел следующий казус – поскольку на генеральных планах Екатеринослава архитекторы из десятилетия в десятилетие продолжали «начертывать» кварталы «из величественных зданий» на горе, то и император поддался соблазну. Раз на плане все это есть, значит, не могли архитекторы просто так рисовать целые километры улиц и площадей, не считаясь с природными условиями.

Император Николай I тоже попал под очарование великолепного проекта, нарисованного в воображении Потемкина и пленившего когда-то его царственную бабушку, Екатерину II. И тут… ему относительно повезло, так как он добился результата. Тоже относительного, но реального результата. Использовав силу своих полномочий, Николай I принял решение и снова повелел строить центр Екатеринослава на горе, согласуясь с первоначальными «начертаниями». На строительство это выделялись государственные деньги, правда, недостаточные, но, как говорит источник, недостающую часть взяли «из щедрот граждан города Екатеринослава». Скажем, сооружение Преображенского собора стоило, по подсчетам Гавриила (Розанова), не менее 300000 рублей ассигнациями, вместо отпущенных из казны 178246 руб. 50 коп. ассигнациями. Так вот – остальные деньги были собраны расщедрившимися екатеринославцами…

Итак, есть собор, есть и генеральный план по застройке нагорной части Екатеринослава. Его утвердил лично Николай I 9 июня 1834 г. План 1834 г., не внося принципиальных изменений в планировку, окончательно закрепил роль центра Екатеринослава за главным городским холмом, с ядром – Преображенским собором и масштабной нагорной площадью. Генеральный план 1834 г. конкретно определил, где быть важным учреждениям: квартал юго-восточной части Соборной площади обозначен как «Квартал для Богоугодных заведений», а квартал северо-западной части – «Квартал для присудственных мест». В юго-западной части площади запланированы два прямоугольных корпуса гостиных рядов.

Часть николаевских проектов все-таки реально осуществилась. Богоугодные заведения были построены, вместо присутственных мест поднялось здание мужской гимназии. А торговые ряды построить не удалось вообще. Сейчас этот участок занимает национальный горный университет.

Вода же… Вода от росчерка царского пера не появляется. «Было в предмете, на приличных местах устроить шесть колодезей и один бассейн, чтобы в оный, на поверхность горы, взводить воду из Днепра механически, и чрез фонтаны оную сообщать всякому, кто когда будет иметь потребность». Так говорил о потемкинских проектах по устройству водоснабжения первый екатеринославский историк Гавриил Розанов. И сам добавлял впечатления своей поры, т.е. середины XIX века: «След одного, копанного уже колодца сохраняется близ Собора доднесь, к немалому любопытству каждого. Это глубокая и обширная яма, в которую стекает всякая нечистота»…

Прошло еще несколько десятков лет, прежде чем в Екатеринославе был построен первый действующий водопровод «на гору».

Екатеринославские богоугодные заведения. Полушедевр николаевского ампира

Так уж распорядилась судьба, что на Соборной площади Екатеринослава, спроектированной в конце XVIII века в период расцвета русского классицизма, только три здания относятся к этому стилю. Появились они в период начальной застройки площади, в середине XIX века. Многие другие дома – только подражают классическому облику.

Преображенский собор, Богоугодные заведения и здание мужской гимназии. О соборе говорилось выше, поэтому опишем хотя бы вкратце историю двух других зданий. Расположены они симметрично собора на двух сторонах площади. Возникли в рамках единой концепции, но история у каждого своя.

Согласно генеральному плану 1834 г., в юго-восточной части Соборной площади намечено было строить «кварталы для Богоугодных заведений». Тем самым законодательно закрепили размещение здесь губернских органов медицинского обслуживания населения, которые документально известны в Екатеринославе с 1798 г.

В 1834 г. представили проект целого комплекса «Богоугодных заведений». Так называли тогда больницу и дом умалишенных. Автором был архитектор С.И. Грязнов. Проект включал 4 корпуса: 2 трехэтажных и 2 боковых двухэтажных. Непосредственно на площадь должны были выходить фасадом три корпуса – один главный и два боковых. Еще один корпус располагался к юго-востоку от главного на удалении от него. Предполагалась также ампирная ограда с воротами, окаймленными двумя башнями, в нишах первого этажа которых должны были стоять статуи. Что за статуи – в проекте не указано. Может быть, поэтому до статуй дело так и не дошло?

Согласно уже описанной традиции, из всего запланированного удалось построить только главный большой корпус (пл. Октябрьская, 14) и два малых боковых корпуса. Точная дата сооружения Богоугодных заведений доподлинно не выяснена. Называются близкие, но все же разные даты: 1842 – 1845 гг.; 1837 – 1848 гг.; 1845 – 1847 гг.; 1837 – 1845 гг.

Результат получился не впечатляющий, но в целом достойный. Главный корпус Богоугодных заведений – развернутое на площадь протяженное трехэтажное здание, в стиле «николаевского ампира» с максимально строгим декором. «Николаевский ампир», который иногда называют «казарменным», заключался в том, что во время царствования Николая I (1825 – 1855) здания государственных учреждений имели максимально строгие черты, очень строгий декор, часто он отсутствовал вообще. Желтые или сероватые дома, длинные ряды окон, только иногда – портики из нескольких колонн в центре. Интересно, что в проекте Богоугодных заведений портик на главном фасаде предполагался, а в результате его нет. Тоже наверняка из экономии средств. Все николаевское царствование империя затягивала потуже пояса, и это своеобразно отразилось в архитектуре. Так и с главным корпусом екатеринославских «Богоугодных» – архитектурные достоинства здания вряд ли позволят назвать его шедевром. В то же время здание хорошо передает дух эпохи – чувствуется столичный масштаб, и одновременно замкнутость и холодность.

К слову, здание Богоугодных заведений одно из немногих в нашем городе, которое никогда не меняло своего назначения. «Богоугодные» позже стали губернской земской больницей, а в ХХ веке преобразовались в областную клиническую больницу имени Мечникова.

Корпуса Богоугодных заведений сформировали еще в 1840-х гг. первую из сторон планировочного прямоугольника Соборной площади. Здания неплохо сохранили внешний вид, хотя в 1960-е гг. их облицевали керамической плиткой, сбив при этом часть архитектурных элементов. Совсем недавно, в 2003 – 2005 гг., главный корпус восстановили в виде, близком к первоначальному. В портике главного фасада изобразили герб Екатеринославской губернии. Боковым корпусам повезло меньше – их пока не реставрировали совсем, хотя, если судить по внешнему виду, здания очень в этом нуждаются.

Совсем не шедевр, хотя памятник архитектуры. Екатеринославская мужская гимназия

В северо-западной части Соборной площади, симметрично построенному ранее главному корпусу Богоугодных заведений, в 1861 г. по проекту архитектора И.Н. Скотникова был построен корпус екатеринославской мужской гимназии (пл. Октябрьская, 2). Это протяженное двухэтажное здание, по форме напоминающее букву «П». С архитектурной точки зрения здание гимназии сильно проигрывает главному корпусу Богоугодных заведений и является свидетельством постепенного вырождения николаевского классицизма.

Николай I еще 10 июня 1843 г. «высочайше» утвердил план и смету на постройку нового здания гимназии и благородного пансиона при ней на 120908 руб. 60 коп. серебром. При этом император собственноручно отметил место на плане города Екатеринослава, где должна была находиться гимназия. На «высочайше» выбранном месте гимназию и построили. Однако было бы странно, если бы строительство состоялось точно в срок и по утвержденным проектам. И ведь точно – строительство по этому проекту не состоялось вообще по причине отсутствия средств.

В 1847 г. директор гимназии в донесении Попечителю учебного округа так характеризовал ситуацию с застройкой Соборной площади: «Место для постройки гимназии Высочайше указано в плане города на горе, против Богоугодных заведений, где с левой стороны находится Преображенский собор, а с правой – памятник Императрице Екатерине II (открыт в 1846 г. – М.К.), так что между всеми этими предметами образуется обширная площадь. Отдаленность назначеннаго места от центра города и возвышенное положение онаго, много будут представлять неудобств для приходящих учеников, в особенности в зимнее время; в хозяйственном отношении местность эта невыгодна по затруднительной доставке из Днепра воды, а устранить эту затруднительность можно лишь устройством водопроводных машин».

Кроме «затруднительной доставки воды», примешивались и другие неудобства. В первую очередь – финансовые. В 1850 г. власти приняли решение осуществить постройку в частичном виде, т.е. с существенным сокращением объемов. Архитектором был утвержден С. Грязнов, который до этого проектировал Богоугодные заведения. Однако… Грязнов вдруг заболел «меланхолией», попросту говоря, умственным расстройством. И это обстоятельство тоже сильно повлияло на судьбу здания. В 1852 г., в связи с болезнью Грязнова, обязанности архитектора возложили на «старшего архитекторского помощника дворцового архитекторского училища коллежского регистратора Скотникова».

Выбора у властей не было. Квалифицированный архитектор Грязнов находился в «меланхолии», и тут нашелся Скотников, который с задачей вроде бы справился… но только на первый взгляд. «Сокращенный против прежнего» проект разработан в 1853 г. А 14 января 1855 г. его утвердил Николай I со сметой на 52406 рублей 92 3/4 копейки. Особенно умиляет концовка в три четверти копейки. Для постройки гимназии выделили солидное место «по Преображенской площади» 56 саж. на 42,5 саженей (120 х 91 метров).

Уже и царь сменился на престоле – в 1855 г. Николай I умер, на престол взошел его сын Александр II. А здание екатеринославской гимназии смогли построить только с 1858 по 1861 гг. Скотников оказался не очень квалифицированным архитектором. Следующие десятилетия начальство гимназии только и делало, что неудачно пыталось продать здание, построенное со значительными нарушениями и ежегодно требовавшее ремонта. В 1862 г. – под помещение семинарии, в 1886 г. – министерству внутренних дел для размещения квартиры губернатора с канцелярией. Историк гимназии Ф. Локоть утверждал в 1905 г., что «к концу столетия едва ли можно считать здание гимназии вполне отвечающим своему назначению». Несмотря на все перипетии ХХ века, здание это уцелело и охраняется как памятник архитектуры. Тут до сих пор обучается молодежь – теперь это студенты медицинской академии (корпус № 2).

Первые памятники на площади. Бронзовая императрица Екатерина

Одновременно со строительством на вершине пустынной горы Преображенского собора, на огромной площади появляются первые памятники – Екатерининская миля и колонна. Екатерининская миля была капитально отреставрирована и превращена в городской памятник. Миля находилась на земляном кургане, в 1834 г. этот курган срыли, а милю обнесли решеткой. Мраморная колонна появилась в ограде собора, на месте, где 9 мая 1787 г. был заложен собор и город. Колонну привезли из развалин Херсонеса Таврического. На рубеже XIX – XX вв. колонна валялась возле своего постамента, служа скамейкой для отдыхающих. В начале ХХ в. профессор Яворницкий перенес колонну в музей Поля как экспонат; она сохранилась до наших дней. Памятник-колонну можно восстановить, но пока таких предложений не поступало.

В 1846 г. в центре Соборной площади, перед воротами ограды Преображенского собора, открыли памятник Екатерине II. Статуя, поставленная в Екатеринославе, была отлита в Берлине немецкими мастерами в 1788 г., и, видимо, была той самой статуей, которую когда-то заказывал Потемкин и предполагал установить в Екатеринославе на площади перед своим дворцом. Потемкин умер, о заказе забыли, статуя попала в Россию, однако сменила массу владельцев. Среди них был и Пушкин, получивший «медную бабушку» (так он называл статую в письмах) в приданом жены Натальи Николаевны Гончаровой. После этого статуя довольно долго «скиталась». Наконец, екатеринославское дворянство выкупило ее и поставило на Соборной площади.

Памятник Екатерине II, отлитый из бронзы, представлял статую императрицы, обращенную к югу, в торжественной римской одежде. Правой рукой Екатерина II указывала на раскрытую книгу законов, левой указывала на юг, что, видимо, означало движение Российской империи в южном направлении, к Константинополю. В передней части статуи, ниже ног фигуры императрицы, находилась надпись (на латинском языке): «Артисты берлинские работали: Мейер вылепил, Маукиш дал вид, Мельтцер закончил после шести лет. 1788». На постаменте памятника была укреплена доска с посвятительной надписью от екатеринославского дворянства. Памятник окружала красивая чугунная ограда, украшенная военной атрибутикой. В рисунок ограды вплетались гербы городов Екатеринославской губернии. Высота статуи Екатерины II составляла 4,5 аршина (3,2 м), всего памятника – около 5 метров. Памятник Екатерине стал визуальным центром, фокусом Соборной площади. Доску с постамента, правда, украли еще в начале ХХ века, но сам памятник простоял на старом месте до 1914 г.

Зелень посреди «пустого поля»

Сразу после возведения Преображенского собора в его ограде высадили деревья и тем самым положили начало озеленению пространства. Именно таким путем «пустое поле» и превращалось в городскую площадь. На рисунках второй половины 1840-х гг. хорошо видна зелень в ограде собора, и пока еще незастроенная и поросшая травой остальная часть вершины холма. Второй «зеленый очаг» на площади появился после сооружения памятника Екатерине II. Городская Дума Екатеринослава выделила для памятника в 1846 г. место на Соборной площади длиной 48 саженей, а шириной 53 сажени (102 х 113 метров). И вот сразу после открытия памятника, в конце 1840-х гг., вокруг него в границах этой территории разбили сквер квадратной формы. Он так и назывался – «Екатерининский».

Начало озеленению Соборной площади было положено, но все равно до конца ХIХ в. сад в ограде собора и Екатерининский сквер были единственными зелеными участками в центре площади. Окончательное озеленение открытого пространства Соборной – Октябрьской площади относится уже к середине ХХ века. И все равно историк архитектуры Олег Швидковский в книге «Днепропетровск» 1960 г. предпочел называть Октябрьскую площадь «Октябрьским полем».

На площади кричали троекратное «Ура!»

Постепенно оформляющееся пространство Соборной площади Екатеринослава уже с середины XIX в. начинает активно выполнять общественно-идеологические функции. В донесении губернского предводителя екатеринославского дворянства барона Франка министру внутренних дел Л.А. Перовскому (от 30 сентября 1846 г.) зафиксирован торжественный церемониал открытия памятника Екатерине II 26 сентября 1846 г.: «В присутствии многочисленных зрителей после отправления литургии Екатеринославским и Таганрогским Епископом покров с памятника был снят, и выстроенный перед памятником внутренний гарнизон прокричал троекратно «ура», окропили памятник водой, кафедральный протоирей произнес речь, состоялся крестный ход, церемониальный марш. Крестный ход возвратился в Преображенский Собор, а по всем церквям Екатеринослава звонили колокола. По окончании молебствия, предводители дворянства были приглашены вместе с екатеринославскими дворянами и служащими чиновниками присутственных мест к обеду, а для низшего сословия на площади перед памятником сделан был обед».

В конце XIX века Соборная площадь органично включилась в структуру жизни индустриального Екатеринослава. Именно здесь был устроен апогей празднования 100-летнего юбилея Екатеринослава 9 мая 1887 г. Перед Преображенским собором состоялся всенародный молебен, в котором участвовали, по оценкам, не менее 15-ти тысяч жителей. Пресса сообщала, что вечером того же дня на Соборной площади были «показаны народу волшебного фонаря картины» с участием не менее 5-ти тысяч человек.

Две площади в одной. Соборная и Ярмарочная

Даже к 1850-м годам Соборная площадь никак не хотела полностью застраиваться. Формирование застройки вершины нагорной части затянулось на несколько десятилетий, до конца XIX века. В июне 1846 г. писатель Виссарион Белинский при посещении Екатеринослава отметил: «На огромной (незастроенной) площади стоит храм, довольно большой, но он занимает только место алтаря по прежнему плану. Потемкин хотел его строить на целый аршин кругом шире собора Петра и Павла в Риме – величайшего в Европе храма. Но он умер, и с ним умерли все его исполинские планы. На той же площади стоит дворец Потемкина…». Очевидец середины XIX в. отождествил все пространство нагорной части с единой площадью, так как здесь находились всего два сооружения.

Соборная площадь, официально названная так в 1834 г., среди населения Екатеринослава называлась Ярмарочной. В середине XIX в. незанятое пространство к югу от памятника Екатерине II стали использовать для торговли в установленные ярмарочные дни. Да еще как использовать! Сохранились воспоминания очевидцев, что торговля на вершине холма доходила в конце ХХ в. до нынешней Севастопольской улицы и парка. Кстати, в документах об установке памятника Екатерине II в 1846 г. Соборная площадь фигурирует именно как Ярмарочная.

Соборная площадь в том виде, как ее представляли императоры и их зодчие, не получилась. Что дальше? Огромное незастроенное пространство на горе все-таки обросло кварталами. Площадь в основном застроилась только в 1870 – 1880-х годах. Бывшее «пустое поле» разделилось на два участка. Названия «Соборная» и «Ярмарочная» не заменили одно другого, а разделились топографически – Ярмарочной площадью стали называть юго-западную часть «поля». На плане землемера Пупырникова 1885 г. пустая вершина названа «Соборная площадь» (к северу) и «Ярмарочная площадь» (к югу).

Вместо казенного николаевского ампира, Соборная площадь застраивалась уютными особняками да доходными домами. От этой эпохи до наших дней уцелели здания под № 6, 8, 9, 9-А, 10, 11. Домом № 10 владел известный промышленник, меценат и культурный деятель Александр Поль (1832 – 1890). Появились и совсем новые стили – в конце XIX века соорудили водокачку в тяжелом романском стиле башни-замка. Стояла она, между прочим, на бульваре нынешнего Проспекта, аккурат напротив старого корпуса музея.

В 1866 г. на гору провели первый водопровод, а 1897 г. – первый маршрут трамвая. Однако даже в 1886 г. попечитель учебного округа говорил о мужской гимназии на площади так: «здание… гимназии находится за городом вдали от центра, на крутой горе, лишенной тротуаров, дурно вымощенной, осенью и зимою трудно доступной, что заметно влияет на правильное посещение уроков учащими и учащимися…».

Окончательно оформилась Соборная площадь на рубеже XIX и XX веков. Причины этого лежат уже в социально-экономической сфере – экономический подъем Екатеринослава обеспечил развитие транспортной и коммунальной инфраструктуры в этой части города. В 1899 – 1903 гг. возвели масштабное здание главного корпуса Екатеринославского высшего горного училища, реконструированное затем перед Первой мировой войной (Национальный горный университет). Это здание окончательно разделило два пространства, вытеснило торговую функцию к юго-западу. Островок торговой деятельности сохранился сейчас только в виде Лагерного рынка (Нагорный).

Два музея в центре площади

В апреле 1902 г. по инициативе Екатеринославского Научного общества в городе был основан музей. Городская музейная традиция восходит к 1849 г., когда по инициативе губернатора Андрея Фабра и директора училищ Якова Грахова появился первый небольшой «музеум». Тот музей быстро закрылся. Но в начале ХХ века Екатеринославу, как одному из крупнейших городов Южной России, полагался свой «музей». Хотя бы «для престижу». На сей раз городское общество всерьез принялось за дело; музей не только появился, но слава Богу, живет и развивается по сей день. Строить здание музея решили… в центре Соборной площади. Трудно сказать, какими конкретно соображениями руководствовались строители музея. Наиболее вероятный мотив – город не мог, да и не очень хотел изыскивать для музея участок земли. Ведь Екатеринослав начала прошлого века был охвачен строительной лихорадкой – свободных земель уже просто не было. Сегодняшний Днепропетровск как раз входит в похожую стадию.

В этой ситуации решено было закрыть глаза на то, что площадь изначально планировалась незастроенной, открытой. Классицизм полностью уступил место утилитаризму. Через сто с лишним лет после Екатерины, через полвека после Николая, идеальные соображения архитектора заменились прагматическими соображениями, в основе которых уже лежал элементарный экономический расчет. И вот на Соборной площади непосредственно на красной линии Екатерининского проспекта, по одной оси с Преображенским собором было сооружено здание для «Екатеринославского краевого историко-археологического музея имени Поля». Так назывался когда-то современный исторический музей имени Яворницкого. Получилось сравнительно небольшое прямоугольное здание в неоклассическом стиле, с элементами эклектики и очень богатым декором. Проект был красивым, но не оригинальным. В статье по истории музея 1929 г. упомянуто, что «за основу проекта дома был взят дом Гофмана в Берлине с некоторыми, правда, изменениями и дополнениями». Строительство велось с августа 1903 по август 1905 гг. Руководили строительством инженер Г.И. Панафутин и архитектор-инженер Сандецкий.

Что получилось в результате? Красивый корпус музея впервые отделил пространство площади от красной линии Екатерининского проспекта. Дальше – больше. Количество экспонатов городского музея и его популярность начали стремительно расти, и вскоре музею стало тесно в новом здании. В 1912 г. директор музея Дмитрий Яворницкий выдвинул предложение построить новый корпус музея – больше и лучше прежнего. Городская управа смогла предложить участок… только возле уже построенного здания, тоже прямо на Соборной площади и красной линии проспекта. Таковы законы рынка… В 1912 г. начали строить второй импозантный корпус музея. Образцом был избран план Египетского музея в Каире. Но тут грянула война, и с 1914 г. почти построенное здание законсервировали. Достроили его только в 1930-х гг. Сейчас здание занимают исторический музей и областная научная библиотека.

Зачем перенесли Екатерину?

Итак, в начале ХХ в. пространство площади отделилось от линии Екатерининского проспекта. И тут выяснилась одна характерная деталь. Памятник Екатерине II (поставленный почти в географическом центре площади) в результате застройки со стороны проспекта стал понемногу терять свое значение. Статуя Екатерины оказалась окруженной деревьями и закрытой для обозрения. Памятник явно не вписывался в новую ситуацию. Нужно было что-то делать.

В 1914 г., незадолго до Первой мировой войны Д.И. Яворницкий предложил перенести статую Екатерины II и установить ее на бульваре Екатерининского проспекта – между главным корпусом горного института (просп. К. Маркса, 21) и строившимся новым корпусом исторического музея (просп. К. Маркса, 18). Бронзовая императрица, простоявшая перед собором 68 лет, вынуждена была сменить «место жительства» и переехала таки на проспект. Для памятника изготовили новый постамент из финляндского гранита в неоклассическом стиле, с элементами эклектики. Автором его была художница и скульптор Е.Р. Трипольская. Памятник довольно удачно вписался между двумя зданиями, выполненными в одном неоклассическом стиле. Получился определенный ансамбль, но… сориентированный исключительно на линию главного проспекта.

Композиция Соборной площади стремительно разрушалась. Теперь статуя Екатерины II, когда-то смотревшая на юг, была развернута на северо-запад, к линии Екатерининского проспекта, уходящей в “Нижний город” – реальный эпицентр деловой и торгово-промышленной активности Екатеринослава. Это была своеобразная неоклассическая декорация к буржуазному городу, городу – заводу и денежному мешку.

Этот новый архитектурно-скульптурный театр просуществовал очень недолго. В 1917 г., с началом революционных событий, памятник Екатерине II был свергнут со своего постамента. Статую тайно закопали в земле около главного корпуса музея Д.И. Яворницкий и его студенты. Потом бронзовую Екатерину вновь откопали, поставили возле «каменных баб». А в 1941 г. статуя исчезла и до сих пор судьба её неизвестна. Постамент же долго оставался незанятым, и пустовал до 1971 г., когда на нем установили памятник… Михаилу Ломоносову.

Предоставлено: Недвижимость в движении

История города:

Новомосковське шосе (просп. Правда),
1957
Автор: Афанасич
» Темы о городе:
- Архитектура
- Символика города и области
- Город по кусочкам
- Заметки о городе
- История города
- Исторические карты
- История городского транспорта
- Знаменитые люди города
- Исторический календарь


copyright © gorod.dp.ua
Все права защищены. Использование материалов сайта возможно только с разрешения владельца.

О проекте :: Реклама на сайте